Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Верхний пост

Привет, я Женя. Живу в Петербурге, пишу, в основном, про путешествия на велосипеде. Например, можно почитать:
После велопоходов я пишу подробные отчеты со статистикой и большим количеством фотографий. Считаю, что отчет должен нести максимум полезной информации тем, кто захочет повторить маршрут. Ранние отчеты, увы, пока существуют только в виде альбомов Вконтакте.
Ссылки на мои отчеты о велопоходах:
Карта велопоходов

Если вы меня зафрендили, напишите что-нибудь о себе в комментариях к этой записи.

Мой проект BikeTravelReports.ru. Отправляйте туда ссылки на свои отчёты, делитесь информацией о странах, по которым проходили ваши маршруты.
фото

Место из фильма: «Кожа, в которой я живу»

По своему проекту That-place.ru я уже давно ничего не делал, но места из книг и кино периодически попадаются на пути. Так, например, в прошлом посте одна из фотографий была сделана неслучайно.
В фильме Педро Альмодовара «Кожа, в которой я живу» называется основное место действия — Толедо. Однако ничего не говорится о втором месте, где живет Висенте с матерью и откуда он выезжает на мотоцикле перед похищением. Единственная информация, которая у нас есть — это слова полицейского, что мотоцикл нашли на камнях у Финистерре. Ближайший крупный город — Сантьяго-де-Компостела. Характерная архитектура в кадре тоже свидетельствует в пользу Сантьяго.
Вот этот кадр — Висенте выезжает из дома:



Collapse )

Квартирник Евгения Голышева

В прошлые выходные на Sea Fever впервые услышал гитариста Женю Голышева. Я не особый знаток мызыки и до этого даже не знал, что такое fingerstyle. Но зацепило. Акустическая гитара у него звучит совершенно невероятно. Вчера сходил на его квартирник у Гороховского.

фото

Sea Fever 2014



Вчера вернулся из Репино, где обитал с пятницы. Фестиваль был классный, по ощущениям гораздо более теплый, чем в прошлом году. Возможно, и погода на это повлияла — в этот раз стояла редкая для наших мест жара.
Поскольку я там был в роли добровольного помощника, музыкальную программу удалось застать не всю. Но кого хотел, услышал. А хотел услышать, прежде всего, Канцлера Ги, Евгения Голышева, волшебную Ксюшу Островскую и моих старых друзей из Дорогой Венди (которые, собственно, весь этот фестиваль и затеяли).
Collapse )
вело

Via de la Plata, день 12: А-Гудинья — Шункейра-де-Амбиа

01.06.14
← Вернуться к одиннадцатому дню



День предстоит трудный. Подъем на Альто-до-Эспиньо, потом огромный спуск к Ласе и такой же огромный подъем к Альбергерии. По плану сегодня я должен добраться до Оренсе, но не уверен, что у меня получится.
Collapse )
вело

Вернулся с Via de la Plata

Это был трудный, но потрясающе интересный путь. Проехал больше 1200 км, посмотрел, как меняется Испания с юга на север, поговорил с огромным количеством людей из разных стран.
Этот путь очень отличается от Французского. Большие расстояния, мало людей, совсем другие пейзажи вокруг.
Большой подробный отчет — дело небыстрое, поэтому пока как обычно выкладываю первую подборку фотографий без комментариев.



Collapse )

Генеалогия

Время от времени я возвращаюсь к генеалогическим поискам. Правда, сейчас это уже большей частью не поиски, а приведение в порядок той информации, которую удалось собрать за десять с лишним лет. Найти что-то новое всё труднее: дворян среди моих предков не было (почти), а по купеческой и тем более крестьянской линии большое количество данных в архивах утрачено. Периодически появляются новые дальние родственники (редкая фамилия позволяет найти друг друга), но никто ничего толком не знает дальше бабушек-дедушек. Надо сказать, я начал исследование вовремя: начни я хотя бы на год позже, многие детали уже ушли бы в могилу вместе со старшим поколением.

Зачем мне это надо? Как ни странно, это вносит что-то новое в мои довольно сложные взаимоотношения со временем. Составление схем, изучение старых фотографий и документов позволяет лучше почувствовать его течение и в то же время примиряет с ним. Я стараюсь представлять, как жили эти люди, какая вообще была жизнь в их время. Возникает довольно напряженная картина: все эти тяжелые взгляды на фотографиях, сухие формулировки в документах «пропал б/в», «приговорен к 10 годам ИТЛ», «отправлен в ряды РККА»... Кого-то не осталось даже на фото и в документах — о них у меня есть лишь воспоминания стариков (те самые, что я успел записать): «он напивался до беспамятства, и лошадь сама привозила его к дому», «после перелома его нога срослась неправильно и он хромал до старости».

Я чувствую, как моя жизнь уже вплетается во всю эту историю. Наше поколение оставит больше следов, чем предыдущие. Потомкам достанется огромный массив информации о нас. Строить схемы будет проще, хотя и объем работы им предстоит гораздо больший, чем у нас.
вело

Зимние развлечения

Поскольку месить грязь на улицах в это время года мне не хочется, решил поддерживать форму с помощью вот такого девайса:


Первые впечатления:
— нагрузку дает вполне неплохую, хорошо регулируется;
— посадка близка к реальной, гораздо лучше велотренажеров;
— ощутимо шумит и вибрирует, пришлось делать антивибрационную «подушку»;
— крутить надо перед открытой форточкой, кислорода требуется много;
— вниз нужно класть тряпку, иначе натекает приличная лужа;
— нужно обязательно что-то смотреть или слушать: если крутишь в тишине, уже через полчаса мотивация продолжать падает.
Кстати, если смотреть что-то неторопливое и спокойное, толку никакого. Лучше всего идут документальные фильмы про велосипедистов, где им реально трудно. Досмотрел «Off the rails: On the Back Roads to Beijing», сейчас смотрю «The man who cycled the world».

Мысли о Пути Сантьяго

Этот пост будет заключением к отчету о Камино. Сейчас, когда уже прошло некоторое время после возвращения, я могу спокойно и обстоятельно изложить все мысли, которые у меня появились в процессе прохождения пути.



Я считаю, что Путь Св. Иакова в том виде, в котором он существует в современной Испании, — это большое гуманитарное достижение человеческой цивилизации. Прежде всего, конечно, Европы и католической церкви. Испанцы сделали из старого паломнического маршрута нечто уникальное. Сейчас это не просто маршрут. На Камино ты попадаешь в некую микросреду, наполненную человечностью, доброжелательностью, душевной силой. Там нет случайных людей: все пришли на Камино осознанно, со своими внутренними целями. Все готовились, думали, настраивались. И все идут к одной общей точке. Не соревнуются, не пытаются обогнать друг друга, а просто идут. Это объединяет. Я ни разу не видел там мелочных, склочных, агрессивных или жадных людей. Здесь как будто четче видишь в каждом попутчике именно человека: возраст, профессия, социальный статус не так важны.


Если раньше паломничество совершали только католики, сейчас это не обязательное условие. На Камино встречаются люди самых разных вероисповеданий. Многие идут с религиозными целями, но как-то особо это демонстрировать не принято. Человек не религиозный абсолютно не чувствует себя здесь лишним.

Камино — не простой путь. С одной стороны, сейчас, в отличие от средневековья, он совершенно безопасен и имеет отличную инфраструктуру. Пилигрим всегда найдет еду, воду и место для ночевки, жители деревень доброжелательны, спутники всегда готовы помочь. С другой — путь остается всё той же длинной пешеходной тропой, идущей через горы и равнины. И ты должен идти по нему в любую погоду, подниматься в перевалы по каменистым тропам, сбивая ноги, преодолевать длинные перегоны без воды.

Здесь говорят: «Мы не можем выбирать Камино». И еще: «У каждого свой путь». Эти фразы гораздо глубже, чем кажутся на первый взгляд, даже без всякой эзотерики.
Я брал перевал Альто-дель-Пердон в дождь и холод, скользя по намокшей глине. А кто-то запомнит это место как сухое и солнечное. Я поднимался на Лепоэдер в майке, а за неделю до этого там был сильный снегопад. Я сгорал на солнце в Леоне и Кастилии, а потом пробирался через густой холодный туман в Галисии. А у кого-то, возможно, было наоборот. Каждый видел эти участки пути по-своему. Каждый шел или ехал, несмотря на погоду и усталость.

Мне кажется, на Камино лучше выходить одному. Это дает возможность сначала полностью погрузиться в диалог с собой, а потом, наоборот, избавиться от всех мыслей и ощутить тишину в голове. Физические трудности в сочетании с отсутствием внешних раздражителей очень этому способствуют. Я ощутил тишину где-то к середине девятого дня пути. Конечно, это только мой опыт. Кому-то, возможно, лучше двигаться с попутчиками. Часть пилигримов идет группами.

Я рекомендую пройти или проехать на велосипеде по Камино всем, кто хочет ощутить, что такое настоящий путь. В наше время путешествие — это, как правило, комфортное перемещение своего тела на большие расстояния с остановкой в интересных точках. Ощущения пути в этом нет никакого. На Камино же, преодолев усталость, боль, холод и дискомфорт, чувствуешь ни с чем не сравнимую внутреннюю свободу. Чувствуешь, что ты можешь.


Отчет о Камино

Немного про перемещения на велосипеде

На самом деле, большинство людей не представляет, зачем мы куда-то едем на велосипеде. Ведь на машине быстрее, комфортнее и вообще не надо париться. Вышел из самолета — сел в машину. Вышел из машины — зашел в отель. Как телепорт. А потом будут такие краткие вспышки реальности: открыл дверь телепорта, и ты на мысе таком-то. Открыл еще раз — на озере таком-то. Пофоткал. Фигак — и вот уже море, купаешься.
Это всё хорошо, очень приятно и в какой-то мере даже интересно. Это дает возможность отдохнуть и расслабиться. Просто надо понимать, что это другой жанр. Другие цели, другие задачи, другие способы их решения. И похоже это всё только тем, что делается во время отпуска и в другой стране.

В этом жанре нет километров сухой выжженной травы, пота, дорожной пыли и боли в ногах. В этом жанре вам не машут руками дальнобойщики и трактористы, не обступают с расспросами посетители придорожных кафе и старики на площадях небольших городков. В этом жанре вы не знаете, сколько радости может быть от стакана обычной воды. В этом жанре вы рассчитываете маршрут в километрах, не обращая внимание на профиль высот, и совершенно не можете представить, что значит взять перевал. В этом жанре вы обычно знаете, где будете ночевать.

Когда едешь на велосипеде, ты начинаешь жить на дороге, становишься участником дорожной экосистемы. В ней живут водители грузовиков и междугородних автобусов, дорожные рабочие и полицейские, работники заправок и кафешек, путешествующие мотоциклисты, автостопщики и множество других элементов. Тот, кто путешествует на автомобиле, не входит в эту среду. Он всего лишь использует дорогу как средство для перемещения между местами, где обитает.

Я еду за ощущением дороги. Красивые пейзажи, городские достопримечательности, заведения — все это видится через призму дороги, и из седла велосипеда воспринимается особенно остро. Представьте: приехать вечером в маленький затерянный в горах городок, купить в пекарне выпечку, сесть на скамейку на площади и просто сидеть, потягивая воду из фляги. Смотреть на заходящее солнце, улыбаться прохожим, чувствовать усталость в теле и не знать, где сегодня будешь ночевать. Это очень сильное ощущение: чувствуешь, что ты в потоке, что ты стал частью дороги. Грязный, покрытый слоем дорожной пыли, со ссадинами на руках, ты ощущаешь максимальную полноту жизни.

Кстати, меньше всего понимания я встречаю у людей, немного знакомых с велосипедом. Эти люди обычно летом после работы садятся на пустой байк и неспешно едут по равнинному Питеру, накручивая по 20-30 км. А потом спрашивают: «Что, всего 40 км в день? А чего так мало? Я больше могу проехать». Это непонимание происходит от того, что это тоже другой жанр, смешиваемый с нашим по признаку наличия в нем велосипеда как средства передвижения.